Сейчас на сайте:

Сейчас 28 гостей и 45 зарегистрированных пользователей на сайте

Новый друг музея

  • Dorothytek
  • ALLenkaLok
  • Williamsleem
  • lyamalinkova
  • Jaimeevarf

Статистика музея:

Посетители
1525
Материалы
20
Количество просмотров материалов
17433

Оцените наш сайт

1 - ужасно - 4%
2 - плохо - 0%
3 - так себе - 0%
4 - хорошо - 20%
5 - отлично - 76%

Total votes: 25
The voting for this poll has ended on: Июнь 1, 2015

Экспозиции нашего музея

  • DSC00885.JPG
  • DSC00886.JPG
  • DSC00887.JPG
  • DSC00888.JPG
  • DSC00889.JPG
  • DSC00890.JPG
  • DSC00891.JPG
  • DSC00892.JPG
  • DSC00893.JPG
  • DSC00894.JPG
  • DSC00895.JPG
  • DSC00896.JPG
  • DSC00913.JPG
  • DSC00914.JPG
  • DSC00915.JPG
  • DSC00916.JPG
  • DSC00917.JPG
  • DSC00918.JPG
  • DSC00919.JPG
  • DSC00920.JPG

История заставы юных пограничников Верх-Падунской школы....

История заставы юных пограничников Верх-Падунской школы, или некоторые страницы военно-патриотического воспитания в 70-средины 90-х годов XX века.
 Исследовательская работа  на V муниципальную конференцию «Турист, эколог, краевед».
 Автор: Березова Любовь, обучающаяся 11 класса.
 Научный руководитель: Беляев А.А., руководитель школьного музея
 1. Введение.
 Изучая историю Верх-Падунской средней школы, мы обратили внимание на то обстоятельство, что в ней длительное время работал очень своеобразный кружок – застава юных пограничников. Застава существовала достаточно долго: с сентября 1970 года и до середины 90 – х годов, т.е. около четверти века. Такая продолжительность существования школьного кружка - факт уже примечательный сам по себе. Кроме того, обычно кружки юных друзей пограничников создаются в школах, расположенных в приграничных районах, а Кузбасс находится в центре Сибири и территориального выхода на государственную границу, как известно, не имеет. И меня очень заинтересовала эта страница жизни школы.
Как, почему возникла застава «ЮП»? Каковы основные направления её деятельности? Какую  роль она сыграла  в военно-патриотическом воспитании нашей школы? Вот это как раз и является объектом и предметом моего исследования, конечной целью которого является более  или менее систематизированное изложение истории этого кружка.
Для реализации этой цели были поставлены следующие задачи: подробно познакомиться с материалом экспозиции школьного музея по данной теме, детально изучив имеющуюся литературу, газетные публикации и т.д.
Кроме того, в фондах музея имеется большое количество писем бывших юных пограничников, написанных ими во время прохождения военной службы в адрес руководителя кружка, и обширный фотоархив, в том числе и слайды. Есть и несколько видеоматериалов с записями уроков мужества, на которых присутствовали бывшие юные пограничники, а также кассета, посвященная 35-летию событий на острове Даманский.
Изучение этих материалов позволило раскрыть предысторию создания заставы юных пограничников, а также определить круг лиц бывших пограничников, воспоминания которых затем были записаны. Некоторые их этих кружковцев поделились не только воспоминаниями, но и передали в дар музею фотографии из личных архивов.
В экспозиции школьного музея  есть довольно много экспонатов, представляющих элементы материально-технического обеспечения занятий, как теоретических, так и практических. Все это является важным источником  и может многое рассказать о  еще одной грани деятельности кружка. Это - макеты оружия, самодельные маскировочные халаты, полевые телефоны, радиостанции, рабочие тетради и т.д. О создании этих самоделок и об их использовании будет написано далее. Хочется сразу отметить, что далеко не все, что было сделано руками юных пограничников,  использовалось на занятиях, сохранилось и нашло своё место на витрине музея. Многое просто было безвозвратно утрачено.
И еще хотелось бы сказать об одной практической задаче. Дело в том, что моими предшественниками уже были разработаны тематическое экскурсии по данному разделу экспозиции. Но чаще всего в музей приходят ребята разных возрастов, в том числе и учащиеся младших классов. Вот для них – то и было необходимо подготовить текстовый ряд экскурсии с учетом их возраста.
От старых учителей, от своего руководителя,  от бывших учащихся нашей школы я узнала, что в 70-е –  начале 80-х годов военно-патриотическое воспитание было поставлено очень неплохо. В школах и ПТУ проводились занятия по начальной военной подготовке, проводились всесоюзные игры «Зарница» и «Орленок».
Но затем началась перестройка, возникло так называемое «новое политическое мышление». Сегодня об этом можно прочитать в любом школьном учебнике отечественной истории. В стране заговорили, что вполне справедливо, о сверхмилитаризации экономики, об имперских амбициях, хотя я считаю, вслед за своим руководителем, что СССР - это всего лишь другое название великой России. Появились публикации, телепередачи, кинофильмы, направленные на слом военно-патриотического воспитания. Армию сделали  заложницей политики, что не добавило её престижа. Афганистан, «горячие точки» внутри страны, Чечня – все это, наряду с пресловутой «дедовщиной», заставляло значительную часть молодежи призывного возраста уклоняться от службы. Сюда надо добавить и резкое сокращение расходов  государства на оборону, что привело не только к уменьшению, но и весьма заметному ухудшению материального положения военнослужащих. Новейшие разработки отечественного военно-промышленного комплекса не от хорошей жизни, конечно, чаще продавались за границу, чем поступали на вооружение российской армии. А ведь широко известно  высказывание о том, что народ, который не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Армия – важнейший атрибут государства. В мире уважают  сильные государства.
К счастью, современное российское руководство начало исправлять эти ошибки. У нас в Кузбассе, например, открыто несколько кадетских корпусов, работает, судя по публикациям, много военно-патриотических клубов и других объединений. И в нашем муниципальном образовании проводится достаточно много мероприятий военно-патриотической направленности. Это и игра «Щорс», и смотры строя и песни, и викторины на военно-патриотическую тематику. Но не зря говорят, что новое – это хорошо забытое старое. И в этом плане эта работа, вероятно, будет отвечать требованиям сегодняшнего дня.
 2.  Основная часть.
 а) Подвиг героев Даманского.
 Кружок юных пограничников возник как непосредственный отклик на гибель в марте 1969 года на о. Даманском первого выпускника школы – пограничника Соляника Виктора Петровича. И здесь необходимо осветить предысторию  этого вооруженного конфликта на нашей дальневосточной границе.
 Долгое время советско-китайская граница была границей мира и дружбы, ведь в 1945 году советские солдаты помогли китайскому народу сбросить ярмо японской оккупации. А когда в 1949 году образовалась КНР, то советские люди, теперь уже мирных профессий, пришли на помощь молодой народной республике. Лучшие специалисты Советского Союза – инженеры, техники, рабочие - оставляли родные предприятия и ехали на социалистические стройки Китая. Делились всегда и всем, как делятся с братьями. Даже в самом первом нашем школьном учебнике «Родной речи» в то время была статья о советско-китайской дружбе и портрет Мао Цзедуна.
Однако в 1956 году состоялся  XX съезд КПСС, положивший начало десталинизации. Но осуждение культа личности Сталина наносило удар по культу личности и самого Мао, которого в Китае именовали «великим кормчим», «самым красным солнцем» и т.д.
На словах маоистское руководство Китая поддерживало решения XX съезда, а вот на деле… а вот на деле все обстояло по- другому.
В ходе развернувшейся внутри КПК борьбы Мао Цзедун сумел добиться, чтобы был принят предложенный им курс «трех красных знамён»: маоистской генеральной линии, «большого скачка» и народных коммун. Этот курс проводился под лозунгом: «Три года упорного труда – 10 тысяч лет безоблачного счастья».
Не был согласен Мао и с выводом XX съезда о возможности мирного существования государств с различным общественным строем. Наоборот, Мао Цзедун не раз высказывался о возможности, даже необходимости ядерной войны, которая, якобы, должна приблизить мировую революцию. При этом уничтожение населения других стран, привело бы, по Мао, к тому, что многосотмиллионный Китай, даже потеряв половину населения, оказался бы в явном выигрыше.
Вот почему на рубеже 50-60 годов XX века началось охлаждение в советско-китайских отношениях, которые еще больше обострились в конце 1965 года, во время так называемой «культурной революции», проводившейся в Китае и вылившейся, по сути дела, в уничтожение политических противников Мао. Ставку Мао Цзедун делал на политически  незрелую молодежь: студентов, старшеклассников и молодых рабочих, из которых формировались отряды «хунвейбинов» - «красных охранников» и «цзаофаней» - бунтарей.
«Большой скачок провалился», культурная революция закончилась – кто ответит за провалы во внутренней политике?  Куда направить разрушительную энергию хунвейбинов и цзаофаней, отвыкших учиться и работать.
Вину за провалы Мао Цзедун решил свалить с больной головы на   здоровую, обвинив СССР в том, что мы-де плохо помогали Китаю, да и вооруженный конфликт на границе был на руку Мао – можно было оправдать политику завинчивания гаек внутри страны внешней опасностью.
Да так ли уж была здорова «советская голова»? Ведь как раз накануне, в августе 1968 года, гусеницами советских танков была раздавлена «пражская весна» - так образно назвали попытку чехословацкого народа построить социализм с «человеческим лицом». Советский Союз в глазах мировой общественности являлся агрессором и брежневскому руководству, чтобы оправдать гонку вооружений, тоже нужен был жупел внешней опасности.
Ну а за ошибки и просчеты политиков расплачиваются простые люди, расплачиваются лишениями, страданиями, кровью и, чаще всего, своими жизнями.
«Россия потому великая страна, что никогда и никому ни пяди своей земли не отдавала» - заявил тогдашний заместитель министра иностранных дел Афанасьев в ответ на притязание японцев на  4 Курильских острова. А для пограничников все это реализовалось в принципе «Границы Родины священны и неприкосновенны». Вот в такую обстановку уходили корнями и разворачивались события марта 1969 года на далекой восточной реке Уссури, притоке Амура, что по - китайски именуется «Хейлудзян» - река Черного дракона.
Остров Даманский - небольшой клочок советской земли. Именно здесь в конце 60-х годов  XX века происходили драматические события, гремели выстрелы, лилась кровь. По сути дела, это была война – первая, но, к сожалению, не последняя, после Великой Отечественной войны, когда боевые действия велись на своей территории, а не на земле противника.
Но как же все начиналось? Как выглядела предыстория событий глазами пограничников. Обратимся к документу.
Цитата из донесения в штаб Краснознаменного Тихоокеанского пограничного округа – «23 января 1969 года… 25 китайских военнослужащих стали обходить  остров Даманский. На требование покинуть нашу территорию, китайцы начали громко кричать угрозы, размахивать руками и цитатниками. Вслед за этим, попирая нормы поведения на границе с оружием в руках (автоматами и карабинами), выкрикивая антисоветские лозунги, они бросились на наших пограничников.
Начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников, выполняя установки командования, приказал защищаться от ударов китайцев прикладами автоматов. Командир китайских провокаторов отдал распоряжение своим людям вывести из строя старшего лейтенанта Стрельникова, но рядовой Анатолий Денисенко принял удар на себя и тем самым спас командира от верной гибели
С этого дня жизнь на заставе «Нижняя Михайловка» круто изменилась. Почти ежедневно китайцы выходили на лед, нарушая границу. И вновь закипали рукопашные схватки, которые неизменно заканчивались выдворением нарушителей. Начальник Иманского пограничного отряда полковник Леонов докладывал об этом в Москву, но в ответ получал одно – не допускать перерастания конфликта в вооруженный.
В ночь на 2 марта около 300 китайских солдат перешли через протоку Уссури и заняли позиции на острове. Когда рассвело, наш пост наблюдения обнаружил китайцев на острове и доложил об этом на заставу. По команде «В ружье» на остров выдвинулась тревожная группа в составе 8 пограничников во главе со Стрельниковым. Казалось, повторится то, что бывало уже неоднократно: в ответ на требования покинуть нашу территорию вновь будет развязана потасовка. Но на этот раз все было по-другому. Когда наши бойцы подошли вплотную к китайцам, те открыли кинжальный огонь из пулеметов и затем добили раненных штыками и выстрелами в упор.
Страшная картина предстала перед глазами пограничников группы поддержки, прибывшей на остров чуть позже, и наш земляк сержант Юрий Бабанский (он родом из города Кемерово) принял руководство боем на себя. Неизвестно, как бы все закончилось, если бы не поспела помощь с соседней заставы, во главе с её начальником старшим лейтенантом Виталием Бубениным на 2-х бронетранспортерах. Бубенин на БТРе зашел  маоистам в тыл, чем весьма способствовал изгнанию провокаторов с острова. Старший лейтенант Бубенин был ранен, но остался в строю.
На Даманском захватчики оставили много вещественных доказательств преднамеренной провокации – окопные ячейки, предметы снаряжения, телефоны и линии связи, протянутые на китайский берег, а также сумки с провизией и фляги с водкой.
В результате смелых действий советских пограничников китайские провокаторы были выброшены с советской земли, и до 15 марта на границе установилось относительное затишье.
В экспозиции нашего школьного музея есть несколько фотографий, сделанных пограничником Николаем Петровым буквально накануне своей гибели. Петров был страстным кино- и фотолюбителем и потому был внештатным фотокорреспондентом газеты «Пограничник на Тихом океане». По долгу службы ему разрешалось брать в наряд фото- и кинокамеру. Так было и 2 марта. Николай Петров щелкал фотоаппаратом и снимал на кинокамеру до последнего момента. Уже с мертвого китайцы сняли кинокамеру, а вот фотоаппарат, спрятанный на груди под полушубком, не заметили. На этих фотографиях виден  крупным планом один из налетчиков с карабином и цитатником в руках, на груди - значок с изображением «великого кормчего». И самая последняя фотография – виден лафет пулемета. Прозвучит гортанная команда – китайцы разбегутся в  стороны, и загремят выстрелы.
Эти фотографии, сделанные с пленки Н. Петрова, передал в музей известный у нас в Кузбассе журналист М. Щербаков. 
Соляник Виктор Петрович, уроженец поселка Средне-Березовский, окончил Верх-Падунскую среднюю школу в 1966 году в составе первого выпуска. (См. Приложение). До службы успел окончить курсы шоферов, получив нужную армейскую специальность. 12 мая 1968 года был призван в пограничные войска. Службу нес по своей специальности – был шофером и развозил по заставам продукты, патроны и прочее. А по боевому расписанию был пулеметчиком на бронетранспортере в маневренной группе. Маневренная группа – это особое мобильное подразделение в пограничном отряде, предназначенное для быстрого продвижения и прикрытия нужного участка государственной границы.
2 марта мангруппа Ханкайского погранотряда была поднята по тревоге и, совершив форсированный марш, прибыла на участок 2-й заставы соседнего Иманского отряда, т.е. в район Даманского.
Утром 15 марта маоисты предприняли новую попытку захватить остров. Подразделение, в котором был Виктор Соляник, получило приказ на бронетранспортерах атаковать китайских налетчиков, закрепившихся на Даманском. Во время атаки один из БТРов был подбит и загорелся. Молодые пограничники, курсанты школы сержантского состава, успевшие к тому времени прослужить всего несколько месяцев, начали покидать горящую машину. Дело происходило на льду, местность открытая, и наши ребята попали под губительный огонь китайцев. Чтобы спасти гибнущих товарищей, водитель бронетранспортера Владимир Наконечный, выполняя приказ командира, подвел свою боевую машину к подбитому БТРу и прикрыл его своей броней. Виктор Соляник дал плотный огонь из спаренных пулеметов, чтобы подавить китайские огневые средства и обеспечить эвакуацию из горящей машины.
Остановившийся на льду бронетранспортер сделался хорошей мишенью для маоистов, и китайский гранатометчик из РПГ-2 поразил нашу боевую машину. Виктор Соляник вел огонь до последнего мгновения и погиб, как герой, не выпустив из ладоней рукояток пулеметов.
За мужество и героизм, проявленный при защите государственной границы СССР, рядовой Соляник Виктор Петрович был посмертно награжден медалью «За отвагу» и  знаком ЦК ВЛКСМ «За воинскую доблесть». Похоронили В.П. Соляника в братской могиле в центре Ханкайского района - поселке Камень – Рыболов.
В целях увековечивания памяти Виктора Соляника, а также для пропаганды боевых традиций пограничных войск, в нашей школе был создан уголок его памяти. С этого уголка и начался сбор материалов для создания школьного музея боевой и трудовой славы. В экспозиции музея находятся документы и личные вещи пограничника Соляника В.П., как-то: парадный мундир и фуражка, почетные грамоты, письма, школьные контрольные работы, фотографии и другие экспонаты, связанные с пограничной тематикой. Кроме того, имеются фотографии памятника землякам, погибшим в локальных войнах в г. Кемерово и  фото одного стенда музея военной истории Кузбасса, где есть фамилия Соляника В.П. 
 б)Содержание и материально – техническое обеспечение занятий «ЮП».
  По инициативе тогдашнего завуча Дедюхиной Нины Романовны с сентября 1970 года в школе начал работать кружок юных пограничников. Занятия проводил только что демобилизовавшийся из погранвойск Беляев Александр Антонович, кстати, одноклассник и сослуживец Соляника В.П. Кружок стал называться заставой юных пограничников и вскоре стал очень популярным среди поселковых ребят.
 Записалось в кружок около двух десятков мальчишек и девчонок. Но некоторое время спустя девчата отсеялись, и кружок стал сугубо мужским.
Памятуя о том, что форма дисциплинирует и подтягивает, именно с её пошива и начали. Руководство  школы изыскало средства, на которые в ателье и заказали рубашки красивого сине-зеленого цвета. Важнейшими элементами форменной одежды, по которым пограничника видно издалека и которым солдаты границы очень гордятся, является зеленая фуражка. Естественно, их не было, кроме двух: одна Соляника В.П., а в другой демобилизовался руководитель кружка. Выход все-таки нашли. Собрали фуражки уволившихся в запас солдат Советской Армии, железнодорожные, лесниковские и прочие подходящие форменные головные уборы и обшили  зелеными чехлами. Чехлы сшили из имевшейся в школе большой шерстяной скатерти. Из обрезков этой же скатерти изготовили зеленые погоны. Нарисовали и обтянули целлофаном нарукавные эмблемы «ЮП».
В своих воспоминаниях бывший старшина заставы Колмыков Виктор отмечает, что форму сшила учительница математики Беляева Т.А. Но это не совсем так. Несколько позже из списанных старых простыней Тамара Анатольевна пошила маскировочные костюмы  - «маскхалаты», - как их тогда называли. Они были окрашены анилиновыми красителями в зеленый цвет, а затем по трафарету были нанесены узоры из листьев темно-зеленого, коричневого, желтого цветов. Получилось очень похоже на настоящие маскхалаты. Они использовались на полевых занятиях и во время летних военизированных походов. 
Посещали кружок ребята 4-8 классов (тогда неполная средняя школа была восьмилеткой). Каждый год записывались четвероклассники, а восьмиклассники уходили. Но некоторые продолжали посещать занятия и в старших классах, становясь помощниками руководителя кружка.
Первое занятие заставы юных пограничников традиционно проходило в уголке памяти Соляника В.П. Ребята узнавали о подвиге героев Даманского и об истории и боевых традициях пограничных войск.
Руководитель кружка тогда еще не имел педагогического образования  и потому применял армейские принципы обучения: «учить больше показом, чем рассказом» и «делай, как я». С 1971 года в школе была введена начальная военная подготовка, а А.А. Беляев, закончив офицерские курсы, сталские принципы обучения: "и о подвиге героев Даманскопоры из листьев темно-зеленного, коричневого желтого цветов.мы ные, лесниковские и прочие подходящие работать военным руководителем. Одновременно поступил на заочное отделение исторического факультета, тогда еще Кемеровского пединститута. Все это помогло составить программу кружка, в основу которого был положен курс НВП, адаптированный в соответствии с возрастом и профилем кружка.
Каждый кружковец заводил свою тетрадь «юного пограничника», куда аккуратно заносились сведения по пограничной, огневой, тактической подготовке. Лучшие тетради сохранялись и становились учебными пособиями для следующих, более юных кружковцев. Кстати, несколько таких тетрадей есть в экспозиции школьного музея. 
Для проведения занятий на местности необходимо было материальное обеспечение. Прежде всего, каждый кружковец изготовил себе макет автомата. Макеты получились достаточно «разнокалиберными» и потому уже на следующий год были сделаны деревянные автоматы более высокого качества. Но и они не устраивали ребят, прежде всего своей непрочностью: часто отлетали мушки и ломались стволы. В 80-е годы были изготовлены макеты оружия (автоматы и ручные пулеметы),  которые используются и до сих пор. С ними наши ребята стоят в почетном карауле у памятника погибшим односельчанам, а также эти макеты вот уже несколько последних лет используются командой юнармейцев города Топки и Топкинского района на областной игре «Зарница».
Эти макеты автоматов было достаточно сложно изготовить. Они состояли из 28 деревянных и металлических изделий и, причем, самые ответственные части, как - то: стволы, мушки, газовые камеры были из металла, что обеспечивало достаточную прочность. Для их изготовления необходимо было освоить навыки столярного, слесарного и даже литейного ремесла.  Регулируемые ремни позволяли осуществлять тренировку в строевых приемах с оружием. Один из макетов был сконструирован таким образом, чтобы с его помощью можно было обеспечить тренировку в стрельбе. Внутри ствольной коробки было размещено электронное устройство, дающее яркую вспышку света, которая фокусировалась оптической системой находившейся на конце ствола.
Мишень этого электронного тира фиксировала попадание в «десятку» загоранием лампочки. 
Было в то время в школе и настоящее оружие: автоматы АК и ППШ, ручной пулемет Дегтярева, карабин Симонова, винтовки ТОЗ-8. Юные пограничники с удовольствием их изучали, тренировались в разборке и сборке. (См. Приложение). Особых успехов в неполной разборке и сборке автомата Калашникова добился Бычков Леонид. Он разбирал и собирал это оружие за 27 секунд, что вполне сопоставимо с результатами, показываемыми участниками финала всесоюзной военной игры старшеклассников того времени «Орленок».
На занятиях по огневой подготовке использовались и пневматические винтовки, но очень скоро стрелять просто по  мишеням с кругами надоело. И для проведения стрельб на местности были изготовлены мишенные устройства, которые легко маскировались и в нужный момент могли подниматься. В центре каждой такой мишени помещался надутый воздушный шарик, который лопался в случае попадания.  
Дальнейшим развитием этой идеи явилось изготовление переносного пневматического тира. Он представлял собой длинный (около 2 м) узкий ящик с откидывающейся верхней крышкой, на внутренней стороне которой была изображена панорама местности.  Внутри было смонтированное устройство из электромотора и двух  шкивов, соединенных  бесконечной прочной нитью. На этой нити укреплялась колодка с металлической мишенью (фигуркой ростовой или поясной). С помощью выносного пульта управления можно было двигать мишень вправо и влево, причем, с разной скоростью. Нехитрое устройство, сделанное из толстой проволоки, обеспечивало дистанционный подъем мишени на любом участке её движения. Этот тир очень разнообразил занятия по огневой подготовке, ведь стрелять по «бегущему нарушителю» всегда интересней, чем по неподвижной мишени.
Выходы на полевые занятия заставляли юных пограничников изготовлять различные устройства, аналогичные применяемым на границе. Так были сделаны  трехцветные сигнальные фонари (бело-зелено-красные), которые заменяли в ночное время сигнальную ракетницу. Потом было создано несколько модификаций полевых телефонов, которые обеспечивали надежную связь на многие сотни метров. Дальность ограничивалась только длиной кабеля, который пришлось изготавливать, соединяя подходящие куски провода. Сначала этот кабель наматывался на самодельную катушку, но позднее удалось раздобыть настоящие катушки от армейских полевых телефонов, и юные пограничники стали использовать их.
И, наконец, в руки кружковцев попала схема малогабаритной транзисторной ультракоротковолновой радиостанции, работавшей на частоте 28 мегагерц. Были подобраны необходимые детали,  и радиостанции были построены.
Они обеспечивали дальность связи до 1 км и использовались на занятиях по пограничной подготовке, тактике и 5 - дневных полевых сборах старшеклассников, а также во время летних военизированных походов заставы «ЮП».
С течением времени радиостанции усовершенствовались: так, например, был изготовлен громкоговорящий вариант радиостанции, в которой имелся и средневолновой диапазон, позволяющий  прослушивать новости и музыку по «Маяку», а так же компактный вариант станции, прозванный кружковцами «шпионский».
После того, как эти радиостанции были успешно  использованы  во время пятидневных полевых сборов, проводившихся в то время на базе Шишинской средней школы, к нам в Верх – Падунку за схемами и за опытом постройки стали приезжать ребята и военруки из других школ города и района. Надо учитывать, что это была середина 70-х годов, и о мобильных телефонах тогда еще никто понятия не имел..
Вот эти средства связи позволяли проводить очень интересные занятия в виде комплексных эстафет связистов. Для того, чтобы в эстафете было больше этапов, юные пограничники изучали азбуку Морзе и один из способов передачи её флажками.
Вот что воспоминает об этой эстафете бывший юный пограничник Граф Виктор: «Я на заставе «ЮП» был связистом и заведовал полевыми телефонами, радиостанциями, сигнальными устройствами и т.д. Очень хорошо запомнилось, как мы проводили эстафеты связистов. На первом этапе вручался текст, который надо было передать. Юный пограничник зашифровал его с помощью азбуки Морзе и передавал флажками на 2–й этап  - радисту, который расшифровывал и передавал его по радио на 3 этап – телефонисту, который передавал радиограмму по телефону на последний этап – посыльному. Он записывал текст и бежал с ним на исходный пункт. Очень смешно иногда бывало, когда смысл донесения искажался, как в детской игре «глухой телефон». Эстафета проводилась на время, причем, за грамматические ошибки добавляли штрафные секунды».
Для обеспечения занятий по  пограничной подготовке было сделано также несколько вариантов контрольных устройств, позволяющих своевременно обнаруживать нарушителей «границы». Эти системы сигнализации основывались на принципе натяжения на местности тонкой малозаметной проволоки, обрыв которой вызывал срабатывание устройств, подававших звуковой и световой сигнал. В палатке при этом завывала сирена, и мигало табло «Тревога».
Также интересно проходили занятия по тактике. Вот что воспоминает об одном из занятий по теме «Окапывание и маскировка» бывший юный пограничник Евдокимов Андрей: «Я тогда ходил на заставу первый год. Нас построили и объявили тему занятия и затем повели за околицу села на поляну. Когда мы пришли, нас спросили: «Что вы видите?» Мы ответили, что видим поляну и все. Тогда раздалась команда, и как из-под земли выросло целое отделение пограничников – старшеклассников. Их, оказывается, заранее послали, чтобы они окопались и замаскировали свои окопы. И нам захотелось научиться этому тоже».
Учились на тактических занятиях и прочим премудростям, в том числе поиску, обнаружению  и обезвреживанию «мин». И для этого на кружке было изготовлено несколько разновидностей «мин» и миноискателей. Мины при срабатывании издавали громкий звук, а «взрывались» они, когда на них наступали или срабатывал часовой механизм. Некоторые были снабжены донным «взрывателем», то есть «мина» была настроена на неизвлекаемость.
Миноискатель, схему которого взяли из журнала «Радио», позволял обнаруживать металлические предметы на глубине 15-20 см. 
Учебная «мина» устанавливалась на участке, обозначенном вешками, и тщательно маскировалась. С помощью миноискателя и щупа надо было  в кратчайшее время обнаружить и «обезвредить» мину, вывернув взрыватель. Занятие воспитывало наблюдательность, осторожность и координацию движений.
Участвовала застава во всех школьных и внешкольных мероприятиях. Так, например, делом чести для юных пограничников было несение почетного караула у памятника погибшим в Великой Отечественной войне односельчанам. Надо сказать, что уход за памятником в течение года тоже обеспечивала застава «ЮП».
Ежегодно в феврале проводились в школе смотры строя и песни. Застава в этих смотрах участвовала вне конкурса, так как юные пограничники маршировали в форме, в фуражках, с макетами оружия в руках. А в пионерской военно-спортивной игре «Зарница» юные пограничники в составе своих классов, как правило, были командирами.
Кроме «Зарницы», проводилась тогда и военно-спортивная игра «Орленок», о которой уже упоминалось выше, а также ежегодные конкурсы «А ну-ка, парни!» посвященные дню Советской Армии (ныне День защитника Отечества). Застава в этих мероприятиях играла обеспечивающую роль, помогая организаторам и судьям.
Зимой 1977 года команда нашей школы, которую возглавлял старшина заставы юных пограничников Колмыков Виктор, одержала убедительную победу в городском конкурсе «А ну-ка, парни!».  А задания на конкурс были следующие: разборка и сборка автомата с завязанными глазами, надевание противогаза, стрельба, поднимание гири, борьба, подшивание воротничка, чистка картофеля и перетягивание каната. В качестве награды команда получила грамоту и большой торт. 
К тому времени ребята уже  выросли из рубашек образца 1970 года, и старшие ребята с гордостью стали носить форменные кителя с зелеными погонами и буквами «ПВ» на них. А оборудовать кителя погонами и петлицами помог бывший юных пограничник Петухов Валентин, который в то время проходил службу в том же погранотряде, где служил Соляник В.П.
Юные пограничники вели с ним переписку, а когда он демобилизовался, пригласили его на встречу в родную школу. С той поры такие встречи с пограничниками стали регулярными. Старшие товарищи, отслужившие на границе, делились своими воспоминаниями о службе и наставляли своих младших коллег на хорошую учебу и дисциплину.
Кроме форменных кителей, были оборудованы зелеными погонами и петлицами и шинели.  Ведь 9 мая у нас в Сибири не всегда бывает теплая погода, и иногда приходилось нести службу в верхней одежде.
Вот так на протяжении нескольких лет создавалась материально- техническая база заставы юных пограничников и накапливался опыт работы.
Еще одна сторона деятельности заставы заключалась в оборудовании кабинета НВП, заливке плаца для строевой подготовки, изготовление элементов солдатского снаряжения и т.д.
Некоторые ребята изъявили желание построить какие – либо модели военной техники. Так в середине 70-х годов была изготовлена модель танка БТ-7. Модель работала на батарейках и управлялась с пульта. Танк ездил назад и вперед, осуществлял повороты в движении, и у него поварачивалась башня.
Другой работой того времени была диорама «Подвиг Н. Гастелло». У модели самолета вращались винты, имитировалось пламя пожара и огонь пулемета, а на земле вспыхивающая электрическая лампочка была оформлена под взрыв.
 в) Летние военизированные походы.
 Наиболее интересной страницей жизни заставы (на это указывают в своих воспоминаниях все без исключения бывшие юные пограничники) являлись летние военизированные походы.
Эти выходы на «летнюю тропу» задумывались как своеобразное закрепление знаний, умений и навыков, полученных в течение учебного года. Проводились эти походы в первые годы существования заставы в  конце мая, а затем обычно в июне. Но подготовка к ним начиналась задолго до этого времени. Определялся круг участников похода и его время, так как некоторые ребята уезжали в лагеря и  потому не могли участвовать в этом мероприятии.
На специальном занятии расписывалось индивидуальное снаряжение и количество продуктов, необходимых для похода; готовилось коллективное снаряжение: палатка, костровое оборудование и т.д.
Кроме всего этого, руководитель кружка вместе со старшими  ребятами выбирали район дислокации будущей учебной заставы, т.е. место, куда идти походом. Это место должно было отвечать определенным требованиям: наличие естественного рубежа (речка или водоем), питьевой воды (родник), наличие леса (укрытие от ветра и топливо для костра),  а также удаленность от Верх-Падунского не более 5-7 км. Ребята не все взрослые. Основные участники похода были 11-13 – летнего возраста, а нести снаряжение, военное в том числе, приходилось самим. Чаще всего ходили в район исчезнувшей деревни Фирсановка, что была в 5 км южнее поселка Верх-Падунский. Там на речке Падун был запружен большой пруд, по берегам которого рос смешанный лес, на опушке которого и располагалась юнармейская застава.
Самый первый поход состоялся в  мае 1972 года (в 1971 году руководитель кружка был на военных сборах в г. Омске и похода поэтому не было).
По воспоминаниям Беляева А.А., этот поход был, по сути, экспромтом, во время которого накапливался опыт, выявлялись ошибки и недостатки, которые надо было устранить в будущем.
Так как спальных мешков  не было, а ночевать в палатках на земле, в условиях  Сибири даже летом холодно, уже на будущий год в районе Фирсановки был построен блиндаж с печкой-буржуйкой и нарами для спанья, а через год еще один. Работу эту оценил даже директор совхоза «Тыхтинский» Сайгин В.А., так как его сын принимал участие в походе, и родители беспокоились за здоровье детей. Но печка на момент посещения гостей топилась исправно, в блиндаже, несмотря на плохую погоду, было тепло, и родители успокоились, дав добро на продолжение похода.
Затем была произведена глазомерная съемка участка местности, составлена карта – схема участка учебной границы, а затем в зимнее время из папье-маше был сделан его рельефный макет. На этом макете отрабатывались варианты решения задач по расположению учебных пограничных нарядов и задержанию учебных же «нарушителей». Учебная граница проходила по речке Падун и акватории пруда.
По прибытии на место  пограничники приступали к оборудованию лагеря. Повар с помощниками готовили кострище и приступали к приготовлению пищи. Остальные или приводили в порядок блиндажи, или, что было позднее, ставили палатки, оборудовали место дежурного по заставе, протягивали линии связи к постам наблюдения и секретам, устанавливали погранзнаки, системы сигнализации и т.д. Потом был обед и построение на боевой расчет, после которого и начиналось, собственно, несение пограничной службы, перемежаемое занятиями по тактике, огневой и хозяйственными работами по заготовке дров для костра. 
Как правило, руководитель заранее продумывал сценарий будущего похода, особенно его игровой части. Роль учебных нарушителей играли или сами ребята, или он сам, или помощники из числа учителей – мужчин, или старших ребят. Опыт проведения этих походов показал, что ребятам особенно нравятся именно военные игры на местности и с учетом этого, а также в связи с тем, что материально – техническое обеспечение походов, о котором было рассказано выше, резко увеличилось, был найден участок местности поближе к поселку. Этот участок отвечал всем требованиям и находился в 1,5 км южнее п. Верх-Падунский за прудом, все на той же речке Падун. Местность там пересеченная, много естественных укрытий и препятствий. Это создавало почти идеальные условия для организации и проведения военных игр.
На правом, более открытом, фланге на вершине кургана оборудовали пост наблюдения. Там был отрыт окоп для 2-х человек, соединенный телефонной линией с заставой. На левом фланге местность была закрытой, совсем не просматриваемой. Там, в глубине зарослей, располагался наряд под названием «пограничный секрет». Связь с ним обеспечивалась по радио также. На левом фланге натягивалась проволока сигнализации. В тылу участка, рядом с  дорогой, была старая, заросшая силосная яма. В ней юные пограничники оборудовали опорный пункт заставы с окопами, бойницами  и т.д. Опорный пункт тоже был связан с заставой телефоном. Естественными границами участка были плотина «Большого» и так называемого «Второго» пруда, что был в нескольких стах метрах ниже по течению реки Падун.
Вот что рассказывал об одном из походов бывший юный пограничник Ковальчук Игорь (кстати, он защищал конституционный строй России в Чечне).
«Нарушитель, его роль играл Александр Антонович, прошел на левом фланге и был обнаружен «секретом», о чем было доложено на заставу. Дежурный по заставе выслал в след нарушителю тревожную группу. Однако, в лесу нарушитель от них оторвался и стал пробираться к плотине Большого пруда. Я (Ковальчук Игорь) нес службу с напарником на правом фланге на посту наблюдения. У нас была сильная подзорная труба, и «нарушителя» мы заметили издалека, но сделали вид, что его не видим. А он, как выяснилось позднее, хотел произвести «диверсию на плотине», т.е. «взорвать» её. И вот, когда он миновал нас, я  подкрался сзади и скомандовал: «Руки вверх». Руководитель похода высоко оценил наши действия, ибо задержание было полной неожиданностью для него».
Затем, по правилам пограничной службы «нарушителя» надо было обыскать и конвоировать на заставу. Во время обыска находили «шпионское снаряжение» в виде маленького телефона, с помощью которого можно было подключиться к линии связи, подслушивать переговоры и даже вносить дезорганизацию в действия пограничников. Находили и бумаги с шифровками, которые необходимо было обязательно расшифровать. Перед этим ребятам обязательно рассказывалось о некоторых простейших шифрах. В дешифрованных сообщениях юные пограничники получали новые вводные. Например, найти и обезвредить «заминированный» объект или пройти с помощью компаса по азимутам определенным маршрутом, собрав при этом сигнальные «маячки». 
Один год поход был 19-22 июня, т.е. в годовщину начала Великой Отечественной войны. Используя опорный пункт заставы, о котором уже  упоминалось выше, была проведена игра под названием «Оборона Брестской  крепости».  Юные пограничники хорошо подготовились к отражению «агрессии», проявив при этом трудолюбие и смекалку.
Так, на «танкоопасном» направлении они  соорудили завал из хвороста и сухостойных деревьев, усилив его и «противотанковым рвом». Это явилось полной неожиданностью для «фашистских танкистов», которые были встречены и гранатным огнем. Роль  «фашистского танка» играл мотоцикл с коляской.
Видимо, эта игра очень понравилась, так как в это лето уже самостоятельно ребята сделали на месте опорного пункта большой блиндаж, перекрыв полностью накатом из дерева, жердей и досок всю силосную яму.
Конечно, не всегда и все получалось. Так, например, для того, чтобы расширить возможности летних походов, решено было построить большую лодку, можно сказать даже катер. В течение зимы набор корпуса был сделан, но так лодка загромождала мастерскую, было предложено вынести её на школьный двор, где в течение лета она пришла в негодность.
 3.  Заключение.
 К сожалению, к середине 90-х годов XX века по ряду объективных  и субъективных причин застава юных пограничников, просуществовавшая 25 лет, прекратила свою деятельность. Этот процесс шел постепенно, ибо на кружке очень много делалось своими руками, и застава «ЮП» трансформировалась в кружок исторического моделирования,  работающий и поныне.
 Заставы нет уже больше 10 лет, но память и признательность её бывших членов жива и поныне. Застава, о которой в 70 – е годы даже была передача на областном радио, много дала его участникам. Представьте: сумерки, дозорная тропа, по которой идут мальчишки и вдруг в кустах…
Или служба секрета в самом комарином месте, а выдавать свое присутствие в засаде нельзя. А сами походы, когда все снаряжение приходилось нести на себе…
Так все бывшие юные пограничники отмечают, что застава воспитала в них смелость, терпение, трудолюбие, выносливость и очень помогла в военной службе.
Кроме того, многие бывшие кружковцы сознательно выбирали, когда приходило время идти служить в армии, именно  пограничные войска. Так на границе служили Петухов Валентин, Колмыков Виктор, Харитоненко Виктор, Киселев Сергей, Дацук Валерий, Столбовский Сергей, Малышев Сергей и др.
Особо хочется отметить Колмыкова Виктора. Бывший старшина заставы юных пограничников оказался настолько подготовленным, что и на настоящей заставе в далеком Анадыре служил старшиной. Некоторые из кружковцев сделали военную службу своей профессией. Так Кемеровское высшее командное училище связи закончил Беляев Степан и Бух Алексей.
Выше уже  упоминалось, что застава состояла из ребят разных возрастов – младших и старших, так вот старшие опекали младших, учили и заботились о них, ведь руководитель постоянно говорил им, что застава – это одна семья. Так формировались  навыки коллективизма, приемы передачи опыта службы. Недаром многие из бывших кружковцев вернулись   из армии сержантами. Бывший юный пограничник Колмыков Сергей (сын Колмыкова Виктора), хотя не служил в армии, сегодня работает во Дворце творчества детей и молодежи руководителем творческого объединения, а любовь к техническому творчеству у него зародилась на кружке юных пограничников.
Время неумолимо идет вперед, и сегодня с прискорбием можно  констатировать, что некоторых из первых кружковцев уже нет в живых. Да и память человеческая может подвести. Так, например, в начале 70 – х годов у юных пограничников была своя маршевая песня, с которой они выступали на смотрах песни и строя. Слова и мотив песни придумали сами. По просьбе К.С.Чужайкиной, работавшей в то время инспектором ГОРОНО, спели её для неё. А сегодня уже  никто не может вспомнить слова и мелодию. Единственным исключением стал один их первых юных пограничников Харитоненко Александр, который смог вспомнить слова припева:
«… Пускай не по границе
Идем пока сейчас.
Наступит та минута
Граница встретит скоро нас…»
В условиях России начала XXI века патриотизм снова стал востребованным, и в этом плане опыт военно-патриотического воспитания на примере заставы юных пограничников может быть полезным и актуальным. Смею надеяться, что мой доклад может оказать какую-либо практическую помощь людям, занимающимся этой стороной воспитания подрастающего поколения.
 И в качестве постскриптума. В нашей школе возрождаются традиции юных пограничников. Восстановлен пост №1 у памятника погибшим односельчанам. По инициативе Халяпина К.В., члена правления Топкинского объединения РСВА, выпускника школы, были проведены 28 мая 2006 года в день пограничника, соревнования по стрельбе и разборке и сборке автомата. Эти соревнования, посвященные памяти В.П. Соляника, должны стать традиционными.